Yury Luchinsky / Лучинский Юрий Михайлович (ment52) wrote,
Yury Luchinsky / Лучинский Юрий Михайлович
ment52

Categories:

ЗАКОУЛКИ ДЕТСТВА (Прогулка по Неве-2)

На следующий день после первой прогулки по Неве http://ment52.livejournal.com/9563.html я выхожу на солнечную набережную Невы. Из гостеприимного учреждения с уютным названием ИЗ-47/1. Любовно именуемого соотечественниками «Кресты».
В родном и любимом, крупнейшем в Европе следственном изоляторе был по работе. Но готов посещать его и просто ради пения души. Уже почти три десятка лет длится это счастье…..

Какого хрена не сиделось здесь в свое время Владимиру Ильичу? В заднице у него заиграло и покатился, мудак, в свое Шушенской ссыльным.
Посидел бы здесь в родной киче. Баландёром в хозобслуге. По сроку был бы зачет.
Да и хаты были одноместными. Не то что нынче – по шесть шконок. Да еще и перегружают. Бывало до пятнадцати пассажиров загоняли. «На пальмах» по четверо жили.
Кто смотрел «Бандитский Петербург», помнит кабинеты для допросов в «Крестах». Так вот, это камеры, только обшитые деревом. А теперь представьте в таком «кабинете» 15 человек на 6 шконках, да еще и с отхожим местом….
А этот козел, Ульянов, сидел один. Писал себе, причем не «куму» (Оперуполномоченный – прим. авт.) сообщение писал, а врагам отчизны.
Да еще и хлебные чернильницы с молоком жрал, когда цырики канали.
Ему бы, волку позорному, при коммуняках положняковой хряпы (Каша из гнилых овощей – прим. авт.) или могилы (Рыбный суп,белесая жидкость со скелетами – прим. авт) похавать. Враз бы понял, что и кому надо писать.

Ладно. Выхожу, значит из тюрьмы и иду, как положено, к Финбану (Финляндский вокзал – прим. авт). Мимо того же «петуха» крестовского, в бронзе и на броневике.
Сампсониевский мост (б. Мост Свободы). Слева по курсу у меня место вчерашней прогулки.
Снова вспоминаю вас, братаны мои давние и далекие. И Толяна, и Володьку Рынкового, когда-то радиста, и много лет – одесского таксиста.
Вспоминаю про фотокамеру телефона.
Снова гуляем, братаны!

(Снимки кликаются для увеличения)

1. Вид с Сампсониевского на место вчерашней прогулки.


2. Оглядываюсь назад для проверки.
Все точно. Оттуда иду, со стороны Финбана (Финляндский вокзал - прим. авт.).


Я кореннейший петербуржец во многих поколений. Но порой не могу выносить сопли своих земляков.
А одна из соплей такова, что эти новостройки «уродуют историческое лицо города». Понаехавшее за последние десятилетия быдло, включая губернаторшу из Шепетовки, действительно, нахреновертили в городе много. Блевать хочется.
Но данные постройки, на мой взгляд, как раз хорошо вписываются в Петербург, обновляют его, но не обыдляют. Хоть и для богатых это, к которым я, к сожалению, тоже не отношусь.
Кстати, переднее малоэтажное здание банка – более старое. В этом здании есть конференц-зал. А в этом зале в середине 80-х годов мой нынешний политический союзник Гарри Кимович Каспаров через канифас-блок на турачку отымел красного героя Анатолия Карпова. И стал чемпионом мира по шахматам…..
Теперь все понятно. На родину меня потянуло.
И уверенно двигаюсь по мосту к левому берегу Большой Невки.


3. Вид по ходу моего следования. Впереди начало улицы Куйбышева (б. Большая Дворянская). Первый перекресток после набережной и направо – улица Чапаева (б. Большая Вульфова). Это дорога к моей родине.


4. Вид с Сампсониевского моста справа по ходу. Видны ступеньки спуска к воде. В этом месте 67 лет назад мои мать и бабка в блокаду ходили с бидоном на санках к проруби на льду. За водой. Совсем, как в классике военной кинодокументалистики.


5. Ну, вот и она. Родина моя. Улица Малая Посадская. Одна из первых четырех в Петербурге. Домик Петра мы уже вчера видели. А вблизи от него были Большая и Малая Дворянские (Куйбышева и Мичуринская) и Большая и Малая Посадские. Малая – в два раза больше Большой. Лет двадцать пять называлась улицей Братьев Васильевых, а потом все восстановилось. Но я–то как раз жил на Посадской.


6. Опять вид за спиной. Т-образый перекресток Малой Посадской и Чапаева.
Там, где «Сити-Центр» раньше сожительствовали фабрика Луначарского (на её гитарах играли гопники во дворах всего СССР) и завод «Вибратор» (ничего не имевший общего с женскими оргазмами).
На «Вибраторе», кстати, в студенческие годы работала лаборанткой моя матушка.
А еще раньше этих билдингов вообще не было, и Малая Посадская проходила до самой Большой Невки, предоставляя моим блокадным предкам выход к проруби за водой.


7. Это грандиозное здание заколочено уже четыре года.
Это баня. Построена по «сталинскому» проекту, как образец прекрасной жизни советских трудящихся. Но сдана в эксплуатацию уже после смерти Дядюшки Джо, в 1956-м году.
Помню четырехлетним, как народец не выпускали из подворотен на улицу, так как, со слов взрослых, смотреть баню привозили лично Никиту Сергеевича.
Мыть его, правда, в новой бане не стали, а то вдруг бы, любезнейший, за мылом нагнулся…..
Внутри были мрамор и быстро проржавевшие душевые кабины. Одновременно были дублирующие выходы, ибо, в случае атомной войны, баня должна была превратиться в дезактивационный пункт.
Это мне объяснял отец, с которым мы в эту баню ходили каждую субботу. Очереди были зверские.
А после войны тогда лет прошло немного. И ветераны были еще очень молодыми мужиками. По тридцать-сорок лет, не больше. И сколько же их тогда было в этой бане со шрамами, культями, обрезками, кусками вырванными…..

Уже в новой истории я в ней неоднократно мылся. А теперь закрыли, козлы. И перспектив не видно.


Теперь поворачиваюсь назад, и….

8. Вот он, мой дом. Моя родина.
Прямо напротив исторической бани.
Только мой корпус во дворе. Сейчас туда и пойдем.



9. Классический петербургский двор. Мой двор.
Хоть дома и хреновенькие, но место уж очень хорошее. И квартиры в хреновых домах покупают не самые бичовые люди. ТСЖ, видать, сгоношили. Замочки кодовые на ворота поставили. И стоянку во дворе организовали. Даже со сторожем. И с сигналками от всех парадных.
Моя парадная – вдали справа. Подойдем ближе.




10. 4-я лестница. Третий этаж. Квартира 59. Моё.
Внутрь не пойду. Ключа кодового нет. А так никто не пустит.
А вот железяка над дверью с высверленными буквами «убежище» осталась с моих времен. Полтинник ей, не меньше.
Не могу что-то я, ребята. Свербит. Еще бы вонь кошачью понюхать, совсем бы раскис…
Не понюхаешь! Домофончик.
Пойду похожу по дворам.



11. Близость Нахимо-Линьковского училища (по прямой метров пятьсот, не
больше) определяет и тематику настенных надписей. Что «питоны» - это нахимовцы, я уже вчера объяснял



12. Мой дом с другой стороны. На третьем этаже два окна слева, у
проёма – бывшие наши. Впятером жили в двух комнатах 14 и 8 метров.


13. Это сейчас под моими бывшими окнами такая красотища стала. А в былые годы здесь был «городок» дровяных сараев. Сколько в их закоулках пацанами было в войну наиграно.
В центре Ленинграда до 1964 года мы жили с печным отоплением! С отцом я эти дрова пилил и колол. И раз в пару дней таскал в квартиру мешок с дровами… Мы в 64-м уехали в хрущобу, а в доме паровое провели.


А за сараями – другой двор и другие дома….

14. Не, кой-чего еще сохранилось из былой прелести.
Даже поднассано слегонца, как в лучших дворах.
Но справа в проезде между домами уже металлическая будка охранника с пультом сигнализации.



15. Противоположный конец моего двора.
За кирпичным забором бывшая автобаза, а теперь какая-то парковка с автосервисом.
А до зимы 1941-42 года там стоял дом № 13. Двухэтажный деревянный с коммунальными квартирами. В нем и жили мои мать и бабка. Дом зимой разобрали на дрова, а моим дали комнату в будущем моем, кирпичном, семнадцатом.
Бабка рассказывала, трупцы во дворе лежали себе спокойно, до весны. Как раз в этом месте двора.
Кстати, бабуля одно время работала дежурным лифтером по пяти парадным. (Техника-то была хреновая и нужно было часто граждан вынимать). И дежурная каморка у нее была в парадной, что на снимке справа.


16. Вид с Малой Посадской в Певческий переулок. Слева все та же баня, а вдали, за кирпичным забором, школа № 85, куда я в 59-м пошел в первый раз в первый класс.


17. Вот она, моя первая школа. И мать в ней до войны училась.
Сколько их, дерьма такого, потом еще было. Со счета сбиваюсь. Вся жисть моя – моя школа!



Вот и побывал на родине.

17. В последний раз стою на Певческом. За спиной вдали – мой дом. И все. немного хода и то же метро «Горьковская» (см. 1-4 на предыдущей прогулке), и её, «Горьковской» подземный вестибюль (станцию тоже при мне построили 45 лет назад).



Спасибо вам, братаны, что на это дело вдохновили, и что сейчас смотрите.
Живу теперь в далеком конце города. На машине по городу не ездию, ибо тяжело. Может быть и не собрался бы сюда.
Пёс его знает, когда вообще здесь еще буду.
Моторесурс кончается…

Пятница, 18 июля 2008 г.
Tags: Нева, школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →