Yury Luchinsky / Лучинский Юрий Михайлович (ment52) wrote,
Yury Luchinsky / Лучинский Юрий Михайлович
ment52

Category:

МАНДАВОШКИ

Динозавры и мамонты – полная хуйня. Слегка похолодало, потеплело – и всем пиздец. Полный. До полного окаменения или оледенения.
Мезозойские черепахи и кистеперые рыбы, хоть из океана, хоть из Фонтанки с Яузой – поебень для «мира животных». «Копейки» на «семьдесят шестом» погазуют. Или тазик «чисто тайда» баба в водичку смайнает. И естественная история прерывается к хуям. Дохнут реликты.
Лишь одним мелким созданиям допизды смены геологических эпох и общественно-политических формаций.
Имя им – лобковые вши, или площицы.
Их великий nickname – МАНДАВОШКИ.

***

Начала в жизни всегда страшны. И первый поцелуй, и прыжок с парашютом…
Но первая мандавошка ужаснее вместе взятых торнадо, цунами и квэйков. Из-за своей внезапности и неотвратимости.
Мгновенно ощущается беззащитность перед стихией. И личный статус мизерабля в природе. Меньшего, чем первозданная площица.

Досуг в кресле. Или на унитазе.
В который раз за последнее время констатируется позыв к почесыванию ниже пупа. Осмотр. Неожиданное темное пятнышко на рубеже лобковой волосни, аккурат в зоне зуда. Соринка.
Такое бывает: то прыщ, то грязь какая прилипнет. Не стоит и внимания. Помылся – пиздец проблеме. А тут вдруг зачем-то соринка ковыряется пальцем, отделяясь от тела.
И уже неведомо зачем подносится к глазам…
О ужас!!!
«Соринка» оказывается живой и яростно шевелит множеством мохнатых лапок. Шестирукий Шива, блядский род.
Мандавошка!!!

Фантомная матка, как ей и положено, моментально опускается. Свет меркнет.
Мгновенная коммуникативная ретроспектива.
Перед глазами, как в клипе Меладзе, видеоряд «девушек из высшего общества», выебанных в последнее время. Прекрасных и девственно чистых. Ни в чем не подозримых.
Матерные мысли о черных анналах женской натуры быстро сменяются извечным вопросом: «Что делать?!»

Еще нет компов и интернета. Но есть генетический страх перед советским КВД. И вся информация по теме в виде песни:
«Ах, снег-снежок, белая метелица.
Мандавошек нахватал, аж трусы шевелятся.»

Засаленный каталог студенческого зала Публичной библиотеки на Фонтанке. Стопка томов на столе под зеленой лампой. Невъебенно умное лицо. Лихорадочные записи в общую тетрадь.
«…заражение при контакте… инкубационный период 30 дней… складки с волосистостью и повышенным потоотделением… гниды, приклеенные к волосам…»
Квинтэссенция отечественной кож- вен-науки периода развитого социализма: бритье лобка и серая ртутная мазь.

Опущенный взгляд. Чекистская ухмылка аптекарши. Стеклянная банка с бледным лейблом.

«Безопасный» бритвенный станок. Хруст тупого «Ленинграда». Мазохистская боль Сцеволы. Почерневшая от серой гадости чайная ложка. Брезгливость от вонючей жирной массы на теле. А запах…
Мерзкие твари исчезают напрочь.
Волосня отрастает. Самцовый статус восстанавливается.
***
Следующий залет наступает быстро. Как всегда, при полном инкогнито исходной дамы.
В память о стерве в аптеке игнорируется фармацевтика. Одно лишь бритье. Под корень. С контрольным проходом по чистой коже.
Помогает. Но раздражают вопросы партнерш о причинах обнаженности кожных покровов. Время-то еще такое, что советские дамы в большинстве щеголяют первозданными кудрями. В полном разладе с эстетикой и гигиеной. И мужиков бритых не воспринимают ни душой, ни пиздой.
***
При новом обовшивлении экспериментально экономятся лезвия. Но визитируется аптекарша. Окрестности фаллоса штукатурятся пиздовредной мазью. Прямо по волосам.
У мандавошек последний день Помпеи. Самые отчаянные разбегаются по всему телу. И еще пару недель материализуются то под мышками, то над ушами, то аж в бровях! В полном согласии с литературой, не дают там потомства и гибнут на моей расческе.
***
Очередной приход площиц воспринимается с фатализмом. И похуизмом.
Поебать и мазь, и лезвия «Ленинград». В чулане находится флакон с каким-то гнусным клопомором (спреи еще редки). Едкая мерзость выливается на объект из горла.
Два часа сдавленных стонов от бешеного жжения. Наркоз в виде бутылки водки. Пьяный сон в вонючей комнате с открытым окном. Надежда, что соседи не унюхают родной запах.
К утру мандавошки исчезают. Вместе с сухими фрагментами кожи лобка и яиц.
***
Очередная победа над природой оказывается последней в данной эпопее.
Будущее постепенно оборачивается семейной жизнью. И данные проблемы заменяются другими. Семейными.
Видимо, Создатель решает, что данному его рабу в этой части мучений уже достаточно.

***

О, племя молодое, незнакомое! Нехуй прогибаться под изменчивый мир! Он, падло, обязательно прогнется под нас.
Даже вселенская вечность лобковых вшей не дает нам права перед ними пасовать. Профилактика мандавошек одна – полное монашество. Что неприемлемо.

Так что, шагайте им навстречу с опущенным забралом и стоячим хуем.
И если в священной битве с исчадьем педикулеза опыт ветерана сможет быть вам полезен, вздрочните на  могиле ветерана.



2005 год.

© Юрий Лучинский
Tags: площица
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments