Yury Luchinsky / Лучинский Юрий Михайлович (ment52) wrote,
Yury Luchinsky / Лучинский Юрий Михайлович
ment52

Categories:

VIP-ОТХОДНЯК-1

Пьют все.
В том числе Верховный Совет России. На выпивку хватает
[1]. Ну а холявы типа приемов и презентаций – и просто немерено.
Многие избранники временами с утра мучаются похмельем. Но ведут себя при этом по-разному.

Например, депутат пробуждается с похмелюги в день пленарного заседания сессии. В этом случае он попросту «кладет болт» на Россию. И спит до выздоровления. Более совестливый депутат успевает доползти до номера коллеги и отдать тому карточку для голосования.

Хуже, если пробуждение совершается в день Съезда Народных депутатов. Тогда нужно вспоминать о долге перед электоратом. 

*** 

Первые полтора года, а, следовательно, шесть съездов, живу в «России» в номере 73 на девятом этаже[2]. С видом на собор Василия Блаженного и Спасскую башню Кремля. На её часах я вижу в окно текущее время, просыпаясь ночью по нужде.
В критические утра эти часы при бритье показывают мне остаток времени до бега на работу. 

Моюсь, бреюсь, одеколонюсь. С отвращением смотрюсь в зеркало.

Лифт. Много людей в кабине, в том числе женщин. И даже женщин-депутатов. Пользуясь  ростом, дышу поверх чужих голов и в сторону.

Вестибюль западной стороны.
Надо заметить, что 1990-91 годы  являются пиковым периодом всеобщего дефицита. Даже в Москве трудно  достать выпивку и закуску. Равно и пиво. А вот в буфетах «России», по изрядным ценам, относительно свободно есть пиво, к тому же баночное. По тем временам – сказочный советский дефицит и символ богатой жизни.
В буфете  вестибюля покупается упаковка из шести  банок импортного пивка (треть зарплаты МНСа из НИИ). Одна баночка выпивается тут же, у стойки. Залпом. Остальные укладываются  в  «дипломат». Отпускает, но ненадолго.
Пара сотен метров. Проходная Спасских ворот. Пристальный взгляд стража сверяет личность с удостоверением. Наверняка фиксирует мое состояние. Но это не его гэбэшное дело.

Тротуар вдоль Первого корпуса[3]. Ивановская площадь. Царь-пушка, Царь-колокол. Идиотский указатель «На заседание. Зал».
Вход в БКД[4]. Новая проверка документов. Всех «не депутатов» шмонают, просвечивая, прозванивая и досматривая сумки и портфели. А я гордо проношу свой «дипломат» с пивными банками нетронутым. 

Заседание.
В ухе «пипка» наушника[5]. Карточка для голосования в прорези терминала. Нажаты нужные кнопки. Произведена регистрация. Утверждена повестка. Начинаются прения и дебаты. Можно расслабиться.

А похмелье вновь терзает душу и тело.
«Дипломат» под ногами тихо приоткрывается. Извлекается баночка с пивом.
Под полированной столешницей, в ящике для бумаг[6] рабочего столика, с баночки сдергивается крышечка. Шипения не слышно – в зале достаточно шумно.

Пять телевизионных камер работают в режиме прямой трансляции. На всю Россию. Четыре стационарных и одна переносная. «Переноской» блуждающий телеоператор крупным планом ловит наши умные лица. Камера, изображение с которой в эфире, выделяется горящим на ней красным фонариком. Это удобно.

Убеждаюсь, что «красный фонарь»  не смотрит в мою сторону. И что оператор с «переноской» в другом конце зала. Вынимаю из-под стола банку с пивом и нагло выпиваю. Опять-таки залпом.
Сзади слышу смех и просьбы «оставить попить». 

Похмелье проходит.
Приступаем к судьбам России.

(продолжение следует)


[1]  Не прибедняясь, и не подстраиваясь под люмпен-электорат, обращаю внимание, что живем мы в это время на зарплату. Весьма приличную, но не фантастическую. С доплатами, некоторыми бонусами «на местах», но все же не на какие-нибудь нелегальные доходы. 

Нынешний думский быт для нас тогда был бы просто непредставимым.

[2]  После моего выезда из гостиницы, по совпадению, в этот номер вселился временно бездомный Влад Листьев. Он в это время развелся с первой женой и жил с новой женой в “России”, где телекомпания “ВиД” оплачивала ему номер. Потом он купил квартиру в районе “Новокузнецкой”, где его и убили 1 марта 1995 года.

[3]  Не путать с “первым”, “сталинским” подъездом. Это в другом корпусе.

[4]  Большой Кремлевский Дворец. Сейчас он реконструирован. Нашего зала заседаний уже нет. Вместо него восстановлены Андреевский и Александровский. А вместо здания кремлевского буфета  - восстановленное парадное крыльцо (см. кадры инаугурации Путина, или встречу государя-императора в фильме “Сибирский цирюльник”).

[5]  В этом презервативообразном зале акустика не позволяла слышать ораторов из-за многократного эха от стен. Поэтому все слушали происходящее через “пипки”. Можно было еще включить в наушнике синхронного переводчика на одном из четырех языков.

[6]  Рабочие столики в зале БКД очень напоминали школьные парты. Были красивыми, полированными, с кожаными сиденьями. Но очень неудобными для длительного сидения с момента своей установки – середины тридцатых годов ХХ века. Только для тайного питья пива и годились.

Tags: Кремль, Россия, депутат, пиво, пьянка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments