Yury Luchinsky / Лучинский Юрий Михайлович (ment52) wrote,
Yury Luchinsky / Лучинский Юрий Михайлович
ment52

Categories:

МОРСКАЯ ЧЕСТЬ

Сейчас проходит двадцатилетие промежутка между двумя этапами выборов. В местные советы и в высший орган власти былой РСФСР. (ment52.livejournal.com/158717.html)
Видимо, это были главные годы моей жизни. Но не думаю, что вспоминать те события вместе со мною кому-то будет интересно.
Выставляю навскидку старую запись об одном эпизоде той кампании.  С 1991-го года запись не редактировал. Только сносочки сделал.
Хоть там и не длинно, но вполне можете посчитать флудом и до конца не читать.

***

 

Морская честь 

 

Плохо обстояло дело с совестью у командования Высшего  Военно-Морского училища радиоэлектроники им. А.С. Попова. То, что нормально для «ветеранов», грязно смотрится у морских офицеров. 

*** 
Помню армейское училище. Высшее Командное Общевойсковое имени С.М. Кирова[1]. Матушка-пехота. Скалозубы офицеры. Примитивно аполитичные курсанты. Рутину никто не может нарушить. Это подтвердили позднее и результаты президентских выборов. Со слов командования - никакой агитации не проводилось. Результаты - первым коммунист Рыжков[2], вторым - суперкоммунист Макашов[3]

Видимо из-за этого спокойствия командования в ВВОКУ мне, «персоне нон грата», выступить перед личным составом дважды. И каждый раз при полном актовом зале. Слушали внимательно. Вопросов задавали много. И поддерживали, и спорили. И еще два часа дискутировали в курилке. 

*** 

А вот кузница морских интеллектуалов, ВВМУРЭ, у особистов считалось «притоном диссидентов», как пояснил мне позднее один из гебистских депутатов Андрей Чайковский из Калининграда[4].
Зная  вольнодумие питомцев, чины училища с первых дней предвыборной кампании охраняли их от моего тлетворного влияния, как девственниц в спецпансионе.
Неоднократные  попытки добиться встречи с избирателями-курсантами оканчивались неудачами и отказами. 
Когда же потребовал встречи официально, через избирательную комиссию, мне ее организовали, назначив конкретное время. Но... в нужный момент личный состав почему-то оказался в увольнении.
В самом поганом отделении милиции, если нужно отделаться от жалобщика, мухлюют интеллигентнее. 

*** 

...Днем отсыпаюсь, ибо поздно вечером, с перехлестом за полночь, будут дебаты на телевидении.
Ребята вытаскивают и запихивают в машину.
-   В «поповке» сбор курсантов. В клубе. Идет политинформация. На ней присутствуетСуровцев[5] и в конце ему будет дано слово.
-   Та-а-к-к! Вперед! Газу до отказу!

Клуб ВВМУРЭ. Место субботних танцев и отлова женихов местными девицами. Дневальный проговаривается, что в зале встреча с кандидатом в депутаты. Чувство то же, как  и когда-то в момент метания пишущей машинки в начальника[6]. Ярость, и обреченное веселье.

Иду один. Дверь в зал. Курсант заслоняет проход.
-   Сынок, уйди с дороги! Я кандидат в депутаты (демонстрирую удостоверение)! Иду на встречу с избирателями.
Масса у меня несколько больше, чем у «сынка», и я его сметаю. Через заднюю дверь врываюсь внутрь зала.
На сцене училищное начальство. В первых рядах - Суровцев с командой. На трибуне... - заместитель начальника следственного управления ГУВД полковник Анисимов[7]. Тусовка называется лекцией «о борьбе с преступностью».

Во весь размах ног шагаю по проходу до первого ряда и усаживаюсь перед президиумом.
В зале:  «Это кто?»
В президиуме - замешательство с перешептыванием.
На трибуне не совсем симметричное лицо Анисимова еще более смещается относительно вертикальной оси.
Шлю наирадушнейшую приветственную улыбку Суровцеву. В ответ получаю что-то также несказанно лучезарное.
Программа меняется на ходу. Старшие офицеры, давно забывшие оперативность и тактику в реальных условиях, трясут стариной.
Давать слово одному кандидату, не давая другому, запрещает закон. Значит не будет дано никому.
Спектакль идет по новому сценарию. Из офицерских рядов Анисимов получает записку. Немедленно зачитывает залу. Просьба охарактеризовать бывшего следователя, а ныне кандидата в депутаты Лучинского.

- Просите? - Пожалуйста!
Из уст полковника льются экскременты. В мой адрес.
-   Ленивый, бесчестный, посредственный... уволен из органов…[8].

-   Ах, ... твою мать! - От ярости и веселья перехватывает дыхание. В иной ситуации тут бы метанием машинки не обошлось.
Голосищем природа не обделила. Ростом тоже.
Встаю с места. Поворачиваюсь к залу, поднимаю руку. Перекрывая акустику, заявляю залу:
-   Я - ваш кандидат Лучинский. Кто хочет со мною познакомиться непосредственно, может это сделать здесь же по окончании данного мероприятия.
В зале шум.

Сажусь и расслабляюсь. Спектакль сорван. Теперь пускай болтают, что хотят - эффект будет в мою пользу.
По окончании в вестибюле окружаюсь курсантами. Начинается беседа.
Подскакивает Анисимов. Пытается переломить ход разговора. Но тут-то ему со мною не тягаться. Тут он уже не полковник, а я не капитан. Пара резких фраз из моих уст и Анисимов исчезает.
Влезает кто-то из офицеров ВВМУРЭ. Включается в полемику. Бесполезно. Если уж меня понесло - не собьешь. Не с тем рылом и не туда полезли.
Расстаюсь с курсантами. Что-то они из моих слов восприняли, что-то нет. Но главное - увидели живого человека «в деле». Результат - во втором туре беру по ВВМУРЭ большинство голосов. 

*** 

Через полтора года, в день выборов Президента России, я проверял в «поповке» подсчет голосов, будучи уполномоченным Верховного Совета РСФСР.
Второе место после Ельцина занял Жириновский, причем с самым мизерным отрывом.
Начальник политотдела похмурел.
Не ожидали господа офицеры такой дури от господ гардемаринов.
Хотелось мне напомнить ему в тот момент, что, воспитывая паству, нужно меньше оглядываться на коммунистические циркуляры и больше думать головой, исходя из реалий жизни. Но стало лень.
Что им было говорить.

Дослуживали они. До задницы им было.
Морская честь ...иху мать...



[1]  Сейчас училище уже ликвидировано, хватит плодить никому не нужных пехотных офицеров. В помещениях училища расположилась средняя школа милиции. Тоже не лучше. Но в этой школе хотя бы учится моя доченька Марина Юрьевна.

[2]  Т.н. “плачущий большевик”. Рыдал, когда его уличали в бездарности на сессии Верховного Совета СССР. Бывший предсовмина СССР, вытащенный из уральских “красных директоров”. В последствии хорошо пристроился в думском депутатстве.

[3]  Бывший командующий Привожско-Уральским военным округом. Прославился несколько раз:

    - на 28-м съезде КПСС грозился “побить камнями” демократическую оппозицию;

    - был одним из организаторов массовых беспорядков в Москве 3-го октября 1993 года,  перед телекамерами отдавал команды типа “выкинуть их из мэрии на хуй” и провозглашал, что “не будет больше мэров, пэров и херов”.

Тоже пристроился в думском депутатстве.

[4  Капитан 1-го ранга. Когда на Съездах заявлял в микрофон: “Я, как юрист, считаю...”, я орал: “Это ты-то юрист!?”, а когда: “Я, как моряк, считаю...”, то: “Это ты-то моряк!?”. А потом плюнул он на все. Вышел в запас, осел в Москве и ударился в бизнес. Вроде как преуспел.
 

[5]  Суровцев Борис Алексеевич. Зам. начальника Главленинградстроя. Бывший в давние годы «мэр» Петергофа. Номенклатурный фаворит с «административным ресурсом»….. Сам по себе невредный мужик. После выборов контачили без неприязни.
 

[6]  Было и такое. Работа доводила. Еще как-нибудь опишу.
 

[7]  Сильный юрист, пользовался авторитетом среди следователей, когда исполнял обязанности. Но был очень ограничен в мировоззрении. И не очень честен, как большинство милицейских начальников. Позднее ушел на пенсию и сейчас  адвокат. При встречах не здороваемся.
 

[8]  Был уволен. Перед выборами. После избрания восстановили. Извинились. В новое удостоверение штамп для прохода «везде» пришлёпнули. Лизнули.

Tags: выборы, депутат, флот
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments