July 24th, 2009

Старлей

РОССИЯ УМИРАЕТ. МЕНЯТЬ ПАРАДИГМУ

Юрий Афанасьев: Страна стоит «нараскоряку»
Юрий Афанасьев, историк и политик, рассуждает о том, сколько еще Россия протянет «в безнравственности»; можно ли обрести счастье в борьбе; что хотел донести до нас президент США и зачем его угостили сапогом

— Обама приезжал, как мне кажется, с очень важной вестью. До нас он эту весть уже изложил в Праге — Европе, в Каирском университете — мусульманскому миру, и вот в Москве, в России, — православному миру*. Почему не услышали весть из Америки в России? Мне кажется, ответ на этот вопрос как раз раскрывает внутреннюю сущность России как общественного устройства, как некой системы в современном мире. Это важно, потому что любая, даже механическая система, если она не способна воспринимать вызовы и сигналы, исходящие изнутри, из нее самой, или извне, — в опасности.

Юрий Афанасьев: Страна стоит «нараскоряку»


Юрий Афанасьев о нашем уродстве.
Старлей

ТЁТЯ ШУРА УМЕРЛА

В понедельник поеду хоронить Тётю Шуру.
Хорошо пожила Тётя Шура. 88 лет.
Она мне вроде, как бабка. Моего отца мачеха.
Мой дед, потеряв в блокаду 
мою бабушку,   женился на молодой девушке. Подарив моему отцу мачеху, старше его на шесть лет. А нам, всей родне, очень добрую и веселую родственницу.
Дед давно умер. И отец мой умер. А Тётя Шура дожила до сего дня. Все её любили.

***

До войны Тётя Шура жила в моей Стрельне. Между Дворцами и Парками Петергофа и нынешним путинским Дворцом Конгрессов.
В сорок первом году ей было двадцать лет.
8-го сентября 41-го студентка Тётя Шура на трамвае уехала в город. На лекции в Технологическом институте.
И не вернулась домой, ибо днем в Стрельну вошли немцы.
Больше она здесь не жила.

Обещал я ей, обещал, прокатить ее по местам её юности. Да так и не собрался...