August 20th, 2009

Трибуна

ГКЧП-2

Первый день. 19 августа

===========================

20 августа.
Collapse ) Сережу Юшенкова (светлая память!).
Лткуда-то появляется генерал, военный комендант Москвы. (Уже не помню фамилию. Не ГКЧПшный, а «уставной» комендант).

В одном из БМП обнаруживается мальчишка-старлей. Вроде как единственный офицер на все войско. Был еще майор, но после гибели троицы куда-то смылся.

В «ванне», под лицезрением народа, ведем переговоры со старлеем.
Ведут трое.
Мне, менту и секретарю комитета по СМИ, поручена работа с массами. Вручён мегафон-матюгальник.

- Дорогие москвичи и гости столицы! Я – народный депутат Лучинский. Мы ведем переговоры с командиром колонны. Очень прошу вас не совершать сейчас каких-либо агрессивных действий. Обещаю вам, что справедливость будет установлена!!!

Повторяю мантру, крутясь с матюгальником. Около часа, пока решается вопрос.
Вопрос решен.
Еще около часа колонна выстраивается.
Для эффекта победы и мира на каждую броню усаживается по нескольку защитников, и по одному известному депутату. Чтобы по пути следования к БД было видно своих.
Потом откуда-то добываются, пока еще незаконные, флаги-триколоры. Вручаются на каждую машину.

Воссаживаюсь на пятую от головы БМПшку.

Под голубеющим небом едем к Верховному Совету. С флагами.
Хорошо, что недалеко. Ехать на броне – то еще удовольствие. Тряска и рывки.
Выясняется, что у водилы фамилия…. Ельцин. Поездка сопровождается изречениями сержанта-командира, вылезшего из люка:

- Ельцин, ёбаный ты в рот! С лопатой, сука, будешь учиться сцепление отпускать!!!

«Несокрушимая и легендарная» проявляется еще одной гранью своего совершенства.

Темно-синий финский костюм оказывается порванным на заднице и засранным горюче-смазочными материалами.

Времени около пяти утра.
В БД всё также колобродят.
Кабинет на 11-м этаже мы скромно делим со Славой Брагиным***.
Откуда-то находится матрас. Стелю его на полу за своим столом и вырубаюсь.

Второй день закончился.

==============================

* Смех смехом, а вспоминаю эту «шестерку» не зря.
Через два года, 4-го октября 1993 года ночуем в Кремле. Те, кто поддерживает БН. До утра не знаем, кого будут утром «выкуривать». Их оттуда, или нас отсюда. доблестные вояки держат нос по ветру и не спешат исполнять приказы Верховного Главнокомандующего по ликвидации вооруженных бандитов.
Начинают исполнять.
Сидим в кабинете Славы Волкова (тогда зам. рук. администрации Президента). Смотрим по прямой CNN крупноплановую трансляцию штурма БД.
На «депутатской» стоянке у БД стоит одинокая голубая «шестерка». Сидящий с нами Лёша Сурков за все эти дни так и не собрался ее оттуда перегнать.
В течение часа по ТВ наблюдаем, как за «шохой» прячутся бойцы, перебегающие под окна здания. И как очередями из окон БД «жигуль» превращается в решето.
Сурков пострадал.

** Одно из самых защищенных мест надземной части здания. Ракетой не прошибешь. Через два года в нем отсиживались остатки моих коллег.

*** В последствии был назначен начальником «Останкино». Вечером 3-го октября 1993-го года отдал знаменитое распоряжение об отключении всего телевидения, кроме запасной студии на Шаболовке.
И был прав. Иначе, неизвестно, чем бы могла та ночь кончиться.

=======================


Продолжение следует.