August 7th, 2010

Старлей

НАВЕЯЛО

 Тридцатилетие Московской Олимпиады тут намеднись отмечали.
Соплей мы тогда, конечно, понатрухали на плачущего "ласкового Мишу". И медалей малость хапнули, благодаря бойкоту со стороны нормальных стран.

Но и глаза малость нам подраскрыли на жизнь. Жизнь людей, а не совков. Всего-то и нужно было, что "Пепси-кола" на каждом углу в цветные пластиковые одноразовые (!!!!!!!!!)  стаканчики, бумажные одноразовые куртки с олимпийской символикой, да  нарезка финского сервелата в вакуумной упаковке на говённых прилавках.


В этой связи напоминаю любимый мною когда-то "олимпийский" анекдот:


Москва, или Ленинград. Идет Олимпиада.
Все кипит.
В магазинах, попавших в олимпийскую программу, новое оборудование, ремонт, небывалый ассортимент товаров.
Один из магазинов. Шикарный интерьер.На прилавках всевозможный дефицит. Вокруг прилавков дикие очереди и давка.
Слышен сиплый бабий голос из винного отдела:
- Касса! Нет больше бормотухи. Кончай этот портвешок пробивать.

Под потолком слышен щелчок фирменной аппаратуры и голос диктора:
-  Ladies and gentlemen! Port number seventy two* is not present more.



А одноразовые (!!!!!) стаканчики с логотипом "Пепси-колы" мы хранили, накопив их за пару недель по нескольку десятков. И еще долго они служили нам для распития непреходящей советской бормотухи........

===================================================================
*  Портвейн "72", был в те годы одним из распространеннейших видов "бормотухи", т.е. дешевого крепленого вина, неизвестно из чего сделанного. Что, в основном, и жрал советский народ. Водка считалась менее выгодной. И потреблялась по более торжественным случаям. Стационарно, со стационарной закуской.
Также расхожими и любимыми народом марками подобного пойла были: "33", "777", "Агдам".
На юге России, также, "Кавказ" и "Анапа". Остальной ассортиментный спектр считался говном.
А в Украине фигурировало  "Бiле мiцне", как олицетворение прекрасного. И "Рожеве мiцне", как олицетворение ужасного.
Старлей

СПАСИБО ГАСТАРБАЙТЕРАМ

 На улице +36. Термометр, как и оложено, в тени. На теневой стороне дачи.
Но не зря я четыре года назад сподобился хоть чуть-чуть переделать 40-летнюю картонно-фанерную халабуду 6-соточного садоводства.
Белорусский  умелец зимой, в мертвый гастарбайтерский сезон, прожил у меня четыре месяца и сделал небольшую внутреннюю перестройку с отделкой (внутренней и внешней) и утеплением. Печку-живопырку переложил.
Короче, зимой стало тепло. Всесезонный блок площадью 22 кв. метра обогревается  сожжением десяти штакетин от старого соседского забора (при первой протопке после отстоя в мороз - пятнадцать штакетин). После чего температура в помещении с +25 снижается до +20 -  +18 примерно за сутки. Это при морозе за бортом - 5 - -10.

Сейчас же я на ночь открываю всю вентиляцию. И к утру температура опускается до +23-+24. После чего помещение закупоривается. А принудительная вентиляция осуществляется через печку при открытой заслонке дымохода.

Сейчас почти семь вечера. На улице, повторяю, тридцать шесть градусов (!!!). А у меня в халабуде все еще держится +28. И не душно.

Желающие могут ознакомиться с халабудой. И до ремонта, и после:
foto.mail.ru/mail/luch_lawyer/115