May 6th, 2011

Старлей

Еще о легендарном.

Мемуары
Военная литература
Быков Василь
Долгая дорога домой


Аннотация издательства: Василь Быков (1924-2003) - прозаик, драматург, киносценарист, литературный критик, публицист, общественный деятель. Народный писатель Беларуси, президент Белорусского ПЭН-Центра, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, Государственных премий СССР и БССР, многих престижных литературных премий. Творческая судьба В.Быкова - непревзойденный образец гражданского мужества, нонконформизма, стоицизма. В советской литературе он явился первооткрывателем так называемой окопной правды о войне. Писатель - несомненный лидер мировой 'военной' прозы второй половины XX века. Эта книга - воспоминания писателя о пережитом почти за 80 лет его богатой событиями жизни. Василь Быков рассказывает о наиболее ярких страницах своей биографии, дает оценку общественно-политическим и культурным процессам, которые происходили на его глазах.

...
Накануне осени я заболел, положили в госпиталь. На этот раз болезнь оказалась кстати - я лег в госпиталь перед самой инспекторской проверкой. Окна палаты выходили на плац физгородка, и я мог наблюдать, как проводится инспекторская проверка. Принимал ее сам командующий Одесским военным округом маршал Советского Союза Г. К. Жуков.

Всех офицеров - молодых и в летах - построили в шеренгу возле физкультурного снаряда, именуемого 'кобылой'. Командир полка командует: 'Вперед!' Первым к 'кобыле' грузно бежит лысый, полный, уже пожилой по армейским-меркам (лет под пятьдесят ему) майор, командир батальона. Пытается перепрыгнуть через 'кобылу', но тут же, махнув рукой, отходит в сторону. Следующий офицер тоже не может осилить упражнение. Ну, молодые, в основном взводные командиры, перепрыгивают, однако не все. Всех, кто не выполнил упражнение, выстраивают в отдельную шеренгу. И в шеренге этой оказываются большинство офицеров. Маршал начинает их материть: зажрались, брюхо отрастили, забыли о своем долге добросовестно служить советской родине, великому Сталину! 'Вот как надо - учитесь!' - маршал подтыкает под ремень полы шинели, разбегается и - гоп! Перепрыгнул! Приказывает командиру полка: 'Тренировать! О результате тренировки доложите мне лично!' Садится в свой 'виллис' и уезжает. 'Дурак, хоть и Жуков', - говорит, глядя вслед 'виллису', мой сосед по палате, седой начфин артиллерийского полка.

Вечером один из больных, артиллерийский капитан, который воевал в составе 1-го Украинского фронта, рассказал, как командующий фронтом Жуков осенью 1943 года ликвидировал немецкий прорыв под Житомиром. Носился по боевым порядкам частей на своем неизменном 'виллисе' в сопровождении бронетранспортера с головорезами-автоматчиками на броне и автомобиля, в котором сидели чины военного трибунала. Там, где замечал малейшую растерянность или подавленность,[133] приказывал автоматчикам схватить первых же попавшихся под руку солдат или офицеров и расстрелять их на месте. Из карманов еще теплых трупов трибуналыцики доставали документы и оформляли приговор. Что ж, маршал сам никого не убивал и приговоры трибунала не подписывал, это делали другие, - по всем правилам военной юриспруденции.

Великий был маршал!
militera.lib.ru/memo/russian/bykov_v01/04.html

Информация любезно предоставлена[info]Мавр
Старлей

(no subject)