Yury Luchinsky / Лучинский Юрий Михайлович (ment52) wrote,
Yury Luchinsky / Лучинский Юрий Михайлович
ment52

КРАСНЫЙ КВАДРАТ

Ходят, гордые до сраки,
Подзаборные писаки.
Паразитология московская.
За газетными столбцами
Так «любимы» всеми нами
Ваксберг, Щекочихин и Чайковская.*

Это нетленные строки из баллады о работе следственной группы Гдляна в Узбекистане, написанные зимой 1989 года в городе Нукусе поэтом-следователем Лучинским.

Уж очень занудно они начали к этому времени нас критиковать.
И с НКВДшниками нас посравнивали, и с гестаповцами. Очень неприятно. А самое-то главное, что еще  несколько месяцев назад все они и им подобные нам рукоплескали. В таких же своих писаниях.

***
Напомню суть проблемы.

Когда Гдлян с Ивановым и мы иже с ними посадили верхушку Советского Узбекистана за взятки, была дана команда рукоплескать.
Тем более, что работа группы протянулась красной нитью от мрачного периода андроповщины до светлого – горбачевской перестройки. И очищение рядов великой партии, тем более на периферии, стало одним из ярких перестроечных признаков.
Советский народ моментально сообразил, xто бьют богатых. И Гдлян с Ивановым стали героями. Народными. И мы при них стали окологероическими. Для народа.

А когда следгруппа через узбеков вышла на кое-кого из Кремля и со Старой Площади**, тоже имевших свои денежки с периферии, это стало дискредитировать и партию и перестройку в целом. Соответственно, была дана команда о прекращении рукоплесканий. И пресса стала нас хаять.

Народ охренел. Одни провозгласили древний лозунг «менты козлы!», другие поперли на улицы манифестовать в нашу защиту.

Должен сказать, что выдвигавшиеся против Гдляна и Иванова обвинения в присвоении изъятых ценностей, были глупыми и идиотскими. Не только их моральный облик, но и вся организация работы в группе это исключала.
Могли, конечно, в единичном порядке поживиться кое-кто из следователей. Да и водки с пловом мы, конечно, за азиатский счет напотреблялись до упора. Но, повторяю, это все-таки было бы не системой а исключением.

А вот аресты кого угодно и почем зря, да еще и мордобой  на допросах – этого добра хватало выше головы.

И разница в подходах к этому бардаку была. Среди нас самих.
Одни следаки выслуживались и злобствовали на допросах. Другие обходились нормальными мерами, но помалкивали в отношении коллег.

Потом начался наш разгром. и группа разделилась.
Холуи коммунистов выпячивали эти наши грехи, как главное зло, на фоне которого, якобы, меркла вся советская коррупция.
А такие, как я, считали эти грехи незначительными на фоне того, что всему «народу» преподносится иллюстрация продажности «советского руководства» и недопустимость дальнейшего существования данного режима. Я и сейчас так же считаю.

***

Октябрь 1993 года.

Опальный Саша Любимов*** приглашает меня на передачу «Красный Квадрат». Было такое ток-шоу на первом канале.
Суть передачи – свобода слова после подавление октябрьского мятежа.
От государства – «главный цензор», начальник Госинспекции при Минпечати – Лучинский. От пишущей братии Мороз и Щекочихин из «Литературки».

Отбиваюсь от нападок. Дискутируем на темы запретов законных и моральных.
Чудаковатый и шепелявый Юра Щекочихин начинает пространно рассуждать о мире и дружбе и недопустимости «создания образа врага». Была в то время ходкая такая формулировочка.

Мне это надоедает.
Перебиваю Юру так резко, что даже ведущий не перебивает меня. И бью его. Как выясняется, сильно:

- Юрий, а вы не помните, как много лет создавали у своих читателей образ врага в виде «мента»?
Лопоухий Щекочихин открывает рот и силится мне что-то ответить. Но не находит нужных слов.

Вскоре запись заканчивается.

Через несколько дней смотрю смонтированный «Квадрат» по первому каналу. По телефону звонят друзья, говоря, что я хорошо отбиваюсь от перекрестных нападок моих оппонентов.

А потом моя морда крупным планом произносит выпад в сторону Юры насчет ментов.

Еще более крупным планом – растерянный Щекочихин…

И передача заканчивается.

***

Десять лет прошло.
И менты не те. И я уже не тот.
И уже ни в жизнь не стану я за них, теперешних, биться, тем более, по центральному телевидению. И с Юрой Щекочихиным по поводу теперешних ментов я бы спорить не стал.


Только вот Юры Щекочихина нет.
Умер Юра.

И так горько мне за то выступление в
«Красном Квадрате»



* Журналисты "Литературной Газеты", в 80-е годы активно писавшие на криминальную тему.

** В здании на Старой Площади в Москве ранее располагался Центральный Комитет КПСС. Сейчас – администрация Президента РФ.

***  Любимов Александр Михайлович, 1962 года рождения. Сын КГБшника Михаила Любимова, писателя на шпионские темы. В конце 80-х годов прославился организацией телепрограммы «Вгляд». Был депутатом РСФСР в одном созыве со мною. В ночь на 4 октября 1993 года, во время военного безвластия в Москве, по российскому телеканалу вещал о том, что «все ерунда, спите и  не берите в голову». Оказавшись за это в опале, несколько месяцев не появлялся на экранах. Даже в собственных передачах.
     Сейчас снова всплыл. Да еще и выше чем раньше. Руководит чем-то масс-медийным на федеральном уровне.

2003 г.

=======================

Несколько лет назад решил очистить душу перед покойным Щекочихиным. И послал этот обрывок Муратову в "НГ".  Муратов обиделся, назвал меня злым и обвинил в непочтении к Щекочихину. Может быть, прочитал невнимательно.
Бог с ним, с Муратовым.
Задвинул я этот обрывочек в свой винчестер и оставил в покое.
Но после недавнего Муратовского "подвига"
с президентским интервью все-таки решил выставить. Сами судите.

***

По прошествии двадцати лет со дня события, и со дня написания, еще раз со стыдом приношу извинения персонажам стартового куплета.
И в который раз скорблю по Юрию Щекочихину.



©Юрий Лучинский
Tags: Гдлян, депутат, следователь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments