Yury Luchinsky / Лучинский Юрий Михайлович (ment52) wrote,
Yury Luchinsky / Лучинский Юрий Михайлович
ment52

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Я запомнил эту фамилию с младшего школьного возраста. Постоянно замечал ее любопытным взглядом на театральных афишах.
«Лев Бендиткис. Психологические опыты».  Именно так рекомендовала его реклама.


Никогда не видел "психологических опытов" и прочих чудес ни Бендиткиса, ни его собратьев по цеху М. Куни и В. Мессинга. Хоть и был весьма про них наслышан и даже начитан.

Таки столкнулся. 


***

Начало 80-х. 
Я
- дознаватель 31-го отделения милиции.

С утра получаю материал о хулигане. Вместе с задержанным, с вечера ожидающим меня в «аквариуме» (он же "обезьянник", он же "бункер", он же "пердильник", т.е. "помещение для задержанных" - прим. авт).

Объяснения очевидцев из винного магазина. «…зашел…, ...требовал водки…, ...нецензурной бранью…, ...не реагировал…, ...ударил…, ...разбил…».

Понятно, «русский стандарт».

Объяснения задержанного нет. Справка задерживавшего сотрудника о пребывании клиента в состоянии сильного алкогольного опьянения.

Попытка творческой беседы с задержанным пресекается последним в зародыше, едва я перешагиваю порог помещения для задержанных. 

- Менты козлы! Ты дознаватель? Ну и пошел ты отсюда на хуй, дознаватель! Сосешь ты хуй, дознаватель! Выпускай меня отсюда. Прав не имеете держать! Су-у-у-к-и-и-и!!.......

Протяжный вопль обрывается захлопнутой дверью «обезьянника».

Возвращаюсь в свой кабинет с твердой уверенностью в необходимости обязательного привлечения придурка по 206-й, часть 2 (злостное хулиганство по "тому" УК, до пяти лет - прим. авт). Да еще и с обязательной посадкой.
Поскольку злодей сидит еще с вечера и просто так держать его в узилище мы действительно особого права не имеем, форсирую оформление нужных докуметов.

***


Так в дверь стучатся только очень авторитетные люди. Громко и редко.

- Разрешите? - и тут же, не дожидаясь разрешения, - мне очень нужен Юрий Михайлович. 

Бархатный баритон. Благородная седина. Высокий рост. Худощавое телосложение. Дорогие костюм, сорочка и галстук. С высочайшим достоинством, не дожидаясь приглашения, но и без хамства, усаживается передо мною на стул для посетителей, укладывая на колени аккуратный сверток, перевязанный ленточкой.

- Моя фамилия - Бендиткис. Лев Бендиткис, - следует небольшая пауза для проверки  «на вшивость» в части моей осведомленности в людях искусства.

- Очень приятно, Лучинский. Не видел ваших выступлений, но знаю фамилию по афишам. 

- Прекрасно, Юрий Михайлович. Тогда я хотел бы перейти сразу к делу. 

Последнюю фразу обаятельный старый нахал произносит, слегка грассируя. И с классическими интонациями, принятыми в кухонных еврейских анекдотах. Очевидно хочет достигнуть со мною максимальной близости и взаимопонимания.


...Десятые друзья через двадцатые уста довели до сведения артиста оригинального жанра, что у тридцатой знакомой то-ли дворничихи, то-ли пивной продавщицы, то-ли муж, то-ли сын, сволочь, конечно, хорошая, залетел по пьянке где-то в Автово.
Тот самый, которого я собираюсь срочно сажать.

Бендиткис примерно так мне все и рассказывает.
Откровенно. Даже не пытаясь придать какое-нибудь значение личности сидящего в камере придурка. И не обозначая себя, близким ему человеком.


- Я все прекрасно понимаю, Юрий Михайлович! Я бы сам на вашем месте его посадил бы в тюрьму. И надолго. Но… я вас очень прошу, отпустите его, идиота! 

Восхищенный наглостью, не могу закрыть рот.

А артист широкими жестами разрывает парадную упаковку  пакета и выставляет на стол бутылку коньяка и литровую бутыль водки.

Рот раскрывается еще шире.

«Отмазка» хулигана, которому светит до пяти лет, за две бутылки выпивки - это несерьезно. При таком объеме предлагаемой мзды можно позволить себе казаться честным и неподкупным.
Коррупция в СССР достаточно развита. И все имеет свою цену.
Да и рисковать я не особо люблю, отчего всю жизнь хожу в лохАх.

Личность сценического психолога не так уж высока, чтобы ради нее забыть, как похмельная мразь полчаса назад обзывала меня матом.
К тому же, я со своим иррациональным характером не очень поддаюсь на давление сверху. Дескать, либо своей властью распоряжайтесь, либо идите к соответствующей матери. А мне, вшивому дознавателю, нечего терять, кроме цепей second hand.

Но, несмотря на все это, выпускаю воздух из легких и добрым голосом обещаю Льву Бендиткису освободить его протеже.

Так это и есть основа вашего «психологического опыта»?

Ухмыляясь, указываю на бутылки и разбросанную по кабинету их былую обертку. Которые, кстати, в рабочем кабинете смотрятся не только инородными предметами, но и вещдоками по возможному делу о взяточничестве. 


- Юрий Михайлович, поверьте старому артисту, я еще в дверях понял кто вы, как мне с вами разговаривать. И мне стало ясно, что вы мне не откажете. Разумеется, не из-за выпивки. Жду вас на своих концертах. До свидания!


Видимо в дядьке действительно есть что-то парапсихологическое или экстрасенсорное....

Ибо хулигана я тут же выгоняю.
Даже не дав гондону, продолжающему меня материть, разок-другой  по харе.  Материал начисто «убиваю». Сдав дежурному с моментально отпечатанным "отказным" постановлением. 

Водку с коньяком по вековой традиции выпиваем в уголовном розыске под мат оперов, также восхищенных моим рассказом.

А интересно, что же понял о моей личности Бендиткис в дверях моего кабинета?

 

2003 г

 

© Юрий Лучинский

Tags: менты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments