Yury Luchinsky / Лучинский Юрий Михайлович (ment52) wrote,
Yury Luchinsky / Лучинский Юрий Михайлович
ment52

ГОРОД ДЕТСТВА

Где-то есть город тихий, как сон.
Пылью тягучей по грудь занесен.
В медленной речке вода, как стекло.
Где-то есть город, в котором тепло…


Суперхит 1966 года в исполнении Пьехи с «Дружбой». Полагаю, что заслуженно.
Восьмой класс. Таня Наумова… Ира Харман… Первый школьный ансамбль из трех электрогитар и клавишника Лучинского. Танцы-шманцы, поцелуи-шмацелуи, любовь-морковь…

***

Осень 2000 -го. Конец рабочего дня. Метро «Лесная».
Выхожу из вагона. Иду к эскалатору. В толпе сталкиваюсь с бомжом.

Аккуратная и чистая, но потрепанная одежда. На плече слегка загруженный чем-то ветхий рюкзак.
Побрит. Лицо не красное и не синюшное, а просто обветренное и бледное. На нём нет ссадин и синяков, но оно морщинистое и «подержанное». По разговору видно, что не совсем трезв, но и не пьян. Всего лишь замедленные движения и речь.

Моментально узнаем друг друга.

В классном журнале наши фамилии стояли рядом. Пожалуй, это все, что в школе между нами было общего.

Со мною ясно.

А он был тихим и скромным. Не то чтобы «пай-мальчиком», но и не нарушителем спокойствия. И еще был неоспоримым асом по физике и математике. Штатным лауреатом всевозможных олимпиад по данным наукам. Наукам, недоступным для меня.
Боря, мой бывший одноклассник. По восьмой класс. Последний класс детства.

На автобусной остановке беседуем о жизни.
Боря из былых телепередач информирован о моих похождениях. Так что я от рассказов освобожден.
А у Бориса…

Школьный аттестат. Военно-инженерное училище.
Первая трещина на третьем курсе. Нежелание подчиняться армейскому насилию. Полное неприятие воинской службы. (И это у тихони-отличника! Я-то, диссидент сопливый, о таком и подумать бы не мог).
Далее психбольница (это уже, как положено в СССР) и увольнение из армии.
Далее опять все нормально. ЛИАП {1}. Диплом. Работа программистом.

И водка. Она, родёмая, то есть проклятая. Парень спивается.
К началу 90-х годов умирают все родственники. Один в трехкомнатной квартире на проспекте Мечникова.

В 93-м подкатываются «деловые люди».
Далее по накатанной программе. Спаивание. Генеральная доверенность. Срочная приватизация квартиры. Продажа одному, перепродажа другому.
Из запоя Боря выходит только в халупе под Гатчиной. Через полгода после вынужденного отчуждения своей квартиры. Без документов на какое-либо жилье и без прописки.

С тех пор – бомжовство. Проживание у знакомых.
И судебный процесс в Калининском суде по признанию всех сделок с квартирой недействительными. Прекращенный. Возобновленный. Процесс нудный и туманно перспективный.

Сидим у меня в консультации.
Он знакомит меня с толстенной пачкой накопившихся документов.
Обещаю по мере возможности включиться в данный процесс.

- Юра, но у меня сейчас денег нет. Я с тобой потом буду пытаться как-нибудь рассчитаться.

- Оставь ты это, Боря. Пусть будет хоть немножко песня про «город детства». Помнишь такую?

***

Еще полтора года я участвовал этом процессе.
Попутно раскрутили в ментовке уголовное дело. По мошенничеству. Прекратили его, конечно,по сроку давности. Но факт обмана был юридически установлен и официально не опровергнут.
Выложили мы суду смачный пакет доказательств ничтожности сделки с квартирой.
Но не выкидывать же оттуда семью с двумя детьми…

Проиграли-таки мы с Боре это дело. Бились-бились, но проиграли.
Ставка слишком большая. Суд не может, даже и по закону, решить в пользу бомжа и в ущерб порядочному гражданину.

После кассации Боря еще пару раз звонил. Потом исчез.
А у меня и координатов его нет. Бомж.

Скрылся город детства.



{1} Ленинградский институт авиационного приборостроения на Мойке. Сейчас чего-то "аэро-космческого".

=============================

2001-2009 г. г.

© Юрий Лучинский


Tags: СССР, адвокат, школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments