Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Ижора

В который раз о картошке

Израильская картошка. Не товарная для магазина, а прямо с поля для промышленной переработки в полуфабрикат "фри". Выращена на песках.
Сравнивайте с российской.
(Стаканчик для масштаба)
КартошкаМилюталь
Ижора

Праздник урожая

На заводе закончилась сезонная переработка шеуита (фасоли).
Погнали тирас (кукуруза).
Начальство разрешило пролетариату затариться на халяву свежими початками. Пролетариат затарился под завязку в самые большие возможные пакеты. И еле полз от цеха к развозке.

"Русские" деликатно взяли по нескольку единиц сырья.
Сунул в рюкзачишко пяток початков покрупнее.
Дома сварил.
Вкусно!

Ижора

Ни о чём

Старая петербургская панорама. Вдали - заводские корпуса. Это Адмиралтейский завод и 19-й механический цех, где я 47 лет назад начинал работать токарем.
А главный объект - Больница им. Н. Чудотворца, давняя питерская дурка под названием "Пряжка" (по имени текущей слева речки).

Много раз приходилось в ней бывать по работе следователя и адвоката.
Никаких ассоциаций. Просто старинная картинка понравилась.
ДуркаНаПряжке
Израиль

Все так начинали. Освоение - 17

Первый день отработал. На заводе "Милюталь". Обработка и фасовка плодооовщной продукции. Огромные цеха и техника.

Простоял целый день на упаковке коробок с пакетами мороженого горошка.
Бригада из молодых арабов и арабок. Под конец смены девки стали подходить и спрашивать, не устал ли я. Парни после работы прощались весело.
Кажется, выстоял.
Первым репатриантам было тяжелее.

Адвокат2010-2

О внушённой ненависти.

Оригинал взят у maikl_712 в О внушённой ненависти.
Не первый раз, друзья дорогие, сталкиваюсь, когда разговор заходит о нашей истории, с таким аргументом - "да это западный взгляд на историю". Вот так, ни больше и не меньше, западный - и всё, иных аргументов, фактов, документов и прочих атрибутов исторической науки не прилагается.
Ох, уж этот вечно отторгаемый и вечно притягательный Запад. А давайте, друзья дорогие, попробуем кратко и сжато во всём этом запутанном вопросе разобраться. Во всех аспектах, начиная от быта, продолжая технологиями и промышленностью и заканчивая историей. И в результате ответим себе на один важнейший вопрос - а что дали мы (народ, страна, неважно, Россия, СССР, опять Россия) человечеству, скажем, за последний век-полтора?
Итак начнём.
Collapse )
Адвокат2010-2

Принял с сохой и в дерьме, оставил с атомной бомбой и в том же дерьме.

Оригинал взят у mgsupgs в Самая большая ложь Сталина
Оригинал взят у a_nikonov в Самая большая ложь Сталина
Чем гордятся совкодрочеры? Ведь на самом деле особо-то им гордиться и нечем. СССР был смурной, вечно отстающей, обшарпанной страной с облезлыми фасадами, инфантильным, невзрачно одетым и озлобленным постоянными дефицитами населением. Но есть, есть и у совкодрочеров свои три повода для гордости. Эти три затертые карты они швыряют в ответ на все обвинения: юрочка-гагарин; "а зато мы Гитлера победили"; индустриализация. Ну, про юрочку-гагарина, этого штатного святого совкодрочеров я все написал в книге "За фасадом империи", про "зато Гитлера победили" - в книге "Бей первым". А сейчас хочу пару слов сказать об индустриализации. Которая есть самый большой фетиш и самый большой обман советской историографии. "Принял с сохой, а оставил с атомной бомбой". Не с богатым населением, заметьте, а с бомбой. И голожопым населением, на ней сидящим.
0_4419e_fd1bf308_XL
[Миф индустриализации]
Миф этот звучит примерно так... Столь чудотворны и благословенные были большевики, что приняв в свои руки разрушенную страну, они с помощью красного чуда сумели провести в ней индустриализацию - построить уймищу заводов и фабрик, целые, понимаете ли, отрасля!
Начнем с того, что большевики страну в разрухе не приняли, а сначала ее туда ввергли. У царской России было полным-полно заводов, она выпускала паровозы, пушки, автомобили, линкоры, готовилась запустить первую электричку... Куда все это делось? Большевистская хунта, пришедшая к власти в результате путча, ввергла страну в гражданскую войну. Результатом которой и стала полная разруха. Начав с преступления, большевики потом с этой кровавой дорожки и не сходили.
Но, может быть, все-таки, разрушив страну до основания, они ее потом восстановили - проведя ту самую индустриализацию?
Конечно, нет. Ну, какую индустриализацию могут провести палачи, если для этого нужны специалисты, сами подумайте?
Индустриализацию проводили не большевики. Они ее просто купили - на царское золото и в обмен на отнятый у крестьян хлеб. А поскольку бесплатно заставить вкалывать можно только рабов, крестьян в них и превратили, вернувшись к крепостному строю, который мы знаем как колхозный.
Итак. Сначала, еще в 20-е годы первые заводы в России стали строить немцы. (Большевики, будучи уголовниками, их потом кинули на бабки, как кидали в дальнейшем и других своих западных партнеров - я об этом писал в "Бей первым".) Затем настал черед американцев.
Как верно отмечает журнал "Эксперт", "...советское правительство получило от Albert Kahn, Inc. целую программу промышленного строительства в Советском Союзе, известную в советской истории как «индустриализация в СССР». В феврале 1930 года между «Амторгом» и Albert Kahn, Inc. был подписан договор, согласно которому фирма Кана становилась главным консультантом советского правительства по промышленному строительству и получала пакет заказов на строительство промышленных предприятий стоимостью 2 млрд долларов (около 250 млрд долларов в сегодняшних деньгах)."
Продолжим цитирование, оно весьма любопытно: "Поскольку полный список строек первых пятилеток в нашей стране не публиковался никогда, до сих пор неизвестно точное количество советских предприятий, спроектированных Каном, — чаще всего говорят о 521 или 571 объекте. В этот список, бесспорно, входят тракторные заводы в Сталинграде, Челябинске, Харькове; автомобильные заводы в Москве и Нижнем Новгороде; кузнечные цеха в Челябинске, Днепропетровске, Харькове, Коломне, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Сталинграде; станкостроительные заводы в Калуге, Новосибирске, Верхней Салде; литейные заводы в Челябинске, Днепропетровске, Харькове, Коломне, Магнитогорске, Сормове, Сталинграде; механические заводы и цеха в Челябинске, Подольске, Сталинграде, Свердловске; теплоэлектростанция в Якутске; прокатные станы в Новокузнецке, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Сормове; 1-й Государственный подшипниковый завод в Москве и многое другое."
Возьмем, например, Уральский завод тяжелого машиностроения (УЗТМ). Там с 1928-го по 1941 год работало 311 иностранных специалистов.
Уральский машиностроительный: "Чугунолитейный цех оснастили оборудованием немецкой фирмы Krigar, а загрузка шихты осуществлялась кранами английской компании Sheppard. В сталелитейном цехе установили электропечи фирмы AEG, а также пескоструйные камеры и пилы Mars-Werke. Крупнейший в Европе кузнечно-прессовый цех «Уралмаша» был оснащен двумя парогидравлическими прессами немецких фирм Hydraulik, Schlemann и Wagner. Гордость завода — механический цех № 1, насчитывал 337 станков, из них 300 были закуплены у «буржуев»."
А Днепрогэс - главная гордость Совка и символ сталинской индустриализации? "Его проектированием и строительством занималась американская инженерно-строительная фирма Cooper. Площадку под строительство готовила немецкая фирма Siemens, она же поставила электрогенераторы. Турбины Днепрогэса (кроме одной, уже нашей копии) изготовила американская компания Newport News..."
Легендарная Магнитка? Детище фирмы Arthur McKee.
Бакинские нефтепромыслы осваивала компания Barnsdall.
Знаменитый Донбасс и Кузбасс - Stuart, James & Cooke, Roberts & Schaefer, Allen & Garcia.
Почему же тогда в советских учебниках слава индустриализации отдана великому советскому народу, вся заслуга коего состояла в том, что он в виде бесправных крепостных в колхозах и в виде рабов ГУЛАГа горбатился на стройках народного хозяйства? Да потому что руководителей строек с советской стороны красные палачи просто перестреляли, заметая следы. Убивать - это единственное, что красные хорошо умели:
"В истории сталинской индустриализации больше всего потрясает то, что практически все ключевые фигуры этого проекта оказались врагами народа. Были расстреляны первый строитель и директор «Уралмаша» Банников, первый главный инженер Фидлер, его преемник Музафаров, строитель электростанции Попов и многие другие строители завода.
Легендарный металлург Авраамий Павлович Завенягин говорил: «Магнитку воздвигли, в сущности, три богатыря: Гугель, Марьясин и Валериус. Все трое были расстреляны в конце тридцатых.
Сам Завенягин спасся лишь благодаря личной дружбе с Молотовым..
Любимец Магнитостроя Чингиз Ильдрым был расстрелян в Сухановской тюрьме в 1941 году. Расстреляны и первый директор Магнитостроя В. Смольянинов, и управляющий Магнитостроем в 1930 году. Я. Шмидт, и прославленный бригадир первостроителей кавалер ордена Ленина В. Калмыков. Первый главный инженер В. Гассельблат умер от истощения в концлагере городка Чибью близ Ухты.
В результате репрессий тридцатых годов уничтожены практически все, кто прямо или косвенно был причастен к закупкам импортного оборудования для этих строек. Поэтому трудно отделаться от убеждения, что одной из главных целей предвоенной волны репрессий было сокрытие правды о том, как и кем осуществлялась индустриализация в СССР. Чтобы в учебниках истории она навсегда сохранилась как «беспримерный подвиг освобожденного пролетариата, руководимого партией большевиков и гениальным Сталиным».

Адвокат2010-2

НАДЯ

Оригинал взят у rezanoe_gorlo в НАДЯ
Оригинал взят у storyofgrubas в НАДЯ
"Судьба — не собака, палкой не отобьешься"

После окончания средней школы, сельская советская девчонка Надя, встала перед непростым выбором – кем быть? и каким быть? Похлопала своими длинными коровьими ресницами и решила уехать из отчего дома, чтобы покорить огромный и такой красивый город Львов.
Прибыла с маленьким чемоданчиком на перрон  и прямиком с вокзала отправилась в отдел кадров телевизионного завода «Электрон»
В первую неделю Наденька ночевала у маминой подруги, а потом ей повезло – сняла комнату у хорошей и порядочной женщины и потекли ее славные трудовые будни и великие конвейерные свершения.

Надя никогда не пила и не курила, от работы не увиливала, в общественной жизни коллектива тоже принимала активное участие, за что вскоре и стала комсоргом цеха, а  заодно и профоргом бригады.
За делами и заботами, незаметно минула пятилетка.
Потом еще одна.
Надины родители друг за другом умерли и в отчем доме остался жить ее старший брат со своей  семьей, а вот у Нади на личном фронте все никак не клеилось. Не красавица, конечно, но и не урод какой, нормальная женщина с химической завивкой, но уж больно строгих правил, может это и отталкивало потенциальных заводских женихов.
  Но жизнь шла вперед и как-то незаметно пролетела еще одна пятилетка трудовых подвигов и профессионального роста.
Наде уж было слегка за тридцать, но она все так же снимала комнату у той самой бабушки и все так же усердно работала на том самом конвейере. В очереди на квартиру, она, конечно тоже стояла, вот уже пятнадцать с гаком лет, но это был глухой номер. Очередь-то не льготная, а обычная, ведь Надя не мать героиня, не участник войны и не инвалид второй группы, так, что…
А в один прекрасный день в Надиной бригаде появился новый работник – я, так мы с ней и познакомились.
Наши рабочие места были рядом и волей не волей, мы целыми днями болтали о разной ерунде. Руки-то были заняты конвейером, а разговорами мы занимали наши мозги, чтобы нудное рабочее время двигалось понезаметнее…
Первые полсмены мы думали над  важным вопросом: – будет ли в этом году дождливое лето, или не так уж, чтобы очень? А всю вторую половину, Надя рассказывала, как ее брат на месте их маленького старого дома в селе, отгрохал новый, такой, ничего себе…
На работу Надя ходила, как на праздник. Всегда в каких-то умопомрачительных вареных юбках с белыми рюшами, дорогущих турецких кофтах и солнцезащитных очках, как у шпиона. Ей бедняге больше не на что было тратить свою зарплату и некуда наряжаться, кроме, как на любимую работу.
Как-то Надя явилась зареванная и с черной траурной ленточкой на рукаве. Умерла ее старенькая квартирная хозяйка. После похорон, в квартиру прибыли убитые горем родственники покойной и выставили Надины сумки на улицу. Но ей повезло - быстро сняла новую комнату у новой старушки и даже ближе к заводу, так, что теперь Надя как настоящая барыня, могла себе позволить просыпаться на смену на двадцать минут позже.
Прошло еще  десять лет.
С тех пор я успел уже, хоть со скрипом, (за третий раз)  но поступить в Питерский институт, закончить его, переехать в Москву и даже сменить несколько телеканалов.
И вот однажды я на два дня по делам прилетел в город детства и на людной улице, нос к носу столкнулся с Наденькой. С виду она не особо-то и изменилась, но вот глаза, глаза  ее заметно постарели…
Она, как всегда была модно одета и как всегда улыбчива и приветлива.
Постояли мы с ней минуты три и говорить нам было особо не о чем.
В первую минуту, Надя поведала, что вторая ее квартирная хозяйка тоже умерла и теперь она живет у третьей. Завод, наш обанкротился, но удалось устроиться на другой.
Во вторую минуту, Надя грустно, но игриво расспрашивала – нет ли для нее в Москве хорошего жениха?
А в третью, она мельком пожаловалась, что ей уже который год не разрешают взять ребенка из детдома, ведь у нее нет своей жилплощади…

Спустя несколько лет, Надя, случайно нашла меня в Интернете и написала: -«Привет, как дела?»
Я ответил: - «Нормально, а у тебя?»

И с тех пор, два раза в году – на Новый год и в день Советской армии, Надя поздравляла меня залихватскими украинскими стихами, украшенными  ажурными розочками.
Но недавно я вдруг обратил внимание на то, что она забросила компьютер и совсем перестала появляться в сети. Это показалось мне странным (а чем ей еще заниматься?)
Написал я раз, другой и наконец получил от нее ответ:

«Добрый день, пишет Вам Надина подруга – Ольга.
Вы, наверное не знаете, Надя, когда ей исполнилось 55 лет, вышла на пенсию, а через три месяца наглоталась таблеток и умерла.
Не захотела больше жить.
Но мы договорились и похоронили ее в родном селе и не за забором кладбища, а нормально, по-человечески.
Так, что не пишите ей больше.
Всего Вам хорошего…»


P.S.

Вот уже который день у меня из головы не выходит комсомолка Наденька с длинными коровьими ресницами.
В чем был смысл ее жизни? Ну, неужели же в том, чтобы пережить троих квартирных хозяек и привинтить пневмопистолетом два миллиона кинескопов к двум миллионам деревянных ящиков…?

Старлей

Спуск "Востока". Memento mori-2

Суббота, 19 апреля 1969 года. Около 14 часов.

Адмиралтейский завод потихоньку закончил «черную субботу»[1]. Именно «черную». «Красные» субботы,  «ленинские субботники», холявную работу по случаю юбилея Ленина введут в неписаный закон лишь на следующий год. В ознаменование столетия драгоценного вождя.

Сегодня же пролетариат ожидает зрелище. Спуск на воду огромной рыбопромысловой базы «Восток». Ее отмусолили на стапеле целых три года и наконец-то разродились. В качестве трудового подарка Родине[2] к очередному дню рождения Ильича.

Работяги пораньше сваливают из цехов и тянутся к стапелям, на одном из которых доживает последний сухопутный час обвешанный флагами «Восток». И каждому хочется занять место поудобнее.


Collapse )